Зимний Солнцеворот: Йоль. Жертва за урожай

Вегвизир Форумы ВАЛЬХАЛЛА КОЛЕСО ГОДА АСАТРУ ЙОЛЬ Зимний Солнцеворот: Йоль. Жертва за урожай

Просмотр 0 веток ответов
  • Автор
    Сообщения
    • #8329
      Светлая ФрияСветлая Фрия
      Хранитель

      Зимний Солнцеворот: Йоль. Жертва за урожай

      Winter Solstice: Yule. Sacrifice for the harvest

      Это вновь возвращает нас к древнейшей и важнейшей связи времени Йоля и плодородия, скупо упомянутой в «Саге об Инглингах» как принесение «жертвы….за весеннее прорастание».

      В Норвегии, Швабии и на крайнем юге Германии бытовал обычай выставлять в это время связки колосьев «для птиц», иногда они крепились на вершинах фруктовых деревьев. Большое значение, как и у славян, придавалось Йольской соломе, которую в том или ином виде держали в доме на праздник.

      Символическая связь её с яслями Христа, вероятно вторична, ибо подобные ей по функциям первый и последний сноп или соломенные куколки (в том числе и Йольские плетенные козлики) с христианской символикой не связаны (и название украинского «дідуха», сложно-перевитого трёх- или более -нового снопа, который ставится дома на Рождество, тоже говорит о связи с предками, а не Вифлиемом).

      Йольскую солому относили на поле, чтобы получить обильный урожай. Её, как и хлеб Йоля, сберегали и давали весной лошадям и другому домашнему скоту, чтобы тот не болел и не разбегался с пастбищ, коровы благодаря ей должны были давать отличное молоко.

      Если выстлать йольской соломой гнёзда домашней птицы, то к ним не посмеют подобраться куницы и не коснётся чужое колдовство. 

      Заботились и о плодородии фруктовые деревьев. В Англии в Кархамптоне и других селениях Западной Стороны в Старую Двенадцатую Ночь (на 17 января) селяне собирались в круг вокруг большой яблони в выбранном саду. Кусочки тостов, пропитанные сидром, вывешивались на ветвях для малиновок, которые воплощали добрых духов дерева.

      Глава пирующих произносил заклинание и стрелял из ружья по веткам, что бы отпугнуть недобрые силы. Затем дереву произносили здравицу, сидром и песнями заклиная приносить побольше плодов.

      В Дании народ выходил на улицу и тряс фруктовые деревья, затем обвязывал соломенные ленты или венки вокруг их стволов: таким образом люди гарантировали хороший урожай на будущее лето. Шведы разбрасывали крошки и остатки от Йольского угощения вокруг своих плодовых деревьев.

      С чаемым плодородием (и в неразрывно — с угощением предков и, разумеется, c пирами Йоля) связана обрядовая кухня праздника.

      На Йоль пеклись специальные булочки: традиционные формы включают кабанов, солнечные колёса и переплетённых змей – все они использовались в XVII столетии и, вероятно, источником их было ещё языческое время.

      В Швеции праздничный стол украшался двумя «Йольскими Горками», одна ставился для мужа и одна для жены. Большой сыр укладывался снизу, затем две «Йольские булочки» неравной величины, сверху пирамида увенчивалась короной из пшеничного теста, на которой сидел «голубь мира» на яйце со стеблем ячменя в клюве – символ того, что у крестьянина должен быть изобильный год.

      Стол украшался по краю ветвями деревьев с подвешенными кренделями и нанизанными на концы яблоками. Прочие домашние тоже получали свои «горки», хотя и не столь впечатляющие как у хозяина и хозяйки.

      С третьего вечера Святок до их третьего дня, в День Нового Года и Двенадцатую Ночь «Йольским Горкам» полагалось лежать на большом столе и обретать особую силу во время празднования. Именно так Йольский хлеб получал способность исцелять болезнь.

      В Халланде (Швеции) julgalt или Йольский/Святочный кабан, выпечка в виде кабана, клался на вершине «Горки» c установленным на нём яблоком, другой традиционной короной была кольцеобразная выпечка с тремя красивыми красными яблочками.

      Здесь можно вспомнить и о древнем вепре жертвоприношений, и о гарантии силою священных ночей грядущего благополучия дома.

      В Швеции Йольский кабан был особенно важен: часто это был большой ржаной или пшеничный хлеб в форме хряка, до полутора футов длиной, весь целиком с глазами, ноздрями и щетиной. Он делался днём в первый день Святок, мать семейства вырезала на нём Солнечное Колесо и водружала перед местом хозяина, накрыв белой тканью.

      Ели его в день Нового Года или день трех Волхвов (католическое Богоявление, 6 января) , но одна часть должна была быть отложена и потом разделена между тягловыми быками в первый день весенних работ, другая же сохранена до следующего Йоля.

      Ещё одним напоминанием о жертвенном вепре, sónargöltr, на котором приносились клятвы в языческие времена, был обычай Вастерготланда (юг Швеции): свиная кожа натягивалась на кусок дерева, муж должен был класть руку на неё и клясться быть хорошим отцом и добрым мужем, затем подобные обещания давали жена и слуги. 

      Самое магическое время, когда определялась судьба на год вперёд, не могло не быть временем попыток судьбу узнать. Девушки лили в воду свинец или яйцо, чтобы выяснить ремесло суженого; если заглянуть под Рождество в комнату, где собрались люди за праздничным столом, то тот, кого увидишь без головы, умрёт в течении года и т.д. и т.п.

      Огонь и ветви.

      Одним из важных элементов праздника являются обычаи, связанные с огнём и растительностью.

      В Скандинавии центром праздника Йоля (особенно до того, как был принят немецкий обычай ставить дерево, достигший региона только в XIX в.) был венок Йоля, многие семьи владели железными венками с креплениями для свечей, являвшимися фамильными драгоценностями, и оплетали их ветвями вечнозелёных деревьев.

      Круглый венок мог мыслиться как изображение годового круга и, возможно, со свечами, зажженными по окружности – как солнечное колесо. Кроме железных венков делали и венки из сосновых веток и/или соломы.

      В Исландию этот обычай проник поздно, уже после Второй Мировой войны, однако прижился и стал общераспространённым наряду с ёлкой. 

      Считается, что Йольское дерево было изначально обычаем южно-немецким, правда П. Кампанелли пишет в своей книге «Возвращение языческих традиций», что первое письменное упоминание об украшении ёлки было сделано в Латвии, в городе Риге, в 1510 году.

      В любом случае, этот, теперь повсеместный, обычай, несомненно, имеет языческие корни, ещё римляне вносили в дом на зимнее солнцестояние вечнозеленые деревья и их украшали.

      Можно добавить, что Кристофер Арнольд, писавший в 1674 г., упоминает веру лапландцев в «духов и не добрых и не злых», которые особенно пребывают в воздухе в период рождения Христа и называются juhlafolker (Йольский народ) , и название это весьма напоминает древнесеверное jólnar, являющееся одним из обозначений богов.

      Он также описывает саамские жертвоприношения: в небольшие берестяные кораблики, оснащенные парусом и рулём, складывается часть еды с праздничного стола, сдобренная жирной подливой. Такие кораблики развешиваются на деревьях перед домом, для угощения бродящих вокруг juhlafolker..

      Это вполне может быть заимствованием из северных обычаев, и одновременно указанием на предполагаемую роль живого дерева в обрядах. Обычай развешивать на ёлках символы изобилия — орехи, конфеты и пряники или их символические изображения может быть связан в своих истоках как раз с чем-то подобным.

      Ещё одним весьма значимым моментом праздника является Йольское полено. Известно, что в раннее Средневековье в сочельник зажигали большие костры, вокруг которых собиралась вся община. Позднее, в Средние века, разжигание костров было заменено сжиганием рождественского полена в домашнем очаге. Как правило, оно было дубовым, но могло быть и ясеневым, и буковым.

      Вырубание и внесение его в дом производилось с большим пиететом, поджигал его в очаге глава семьи, и оно постепенно прогорало. В Хайланде такой обрубок дуба грубо обтёсывали для придания ему антропоморфной формы и называли «рождественской старухой» (Yule Old wife). Гореть это полено должно было всю священную ночь.

      Иногда в огонь подливали немного бренди или вина, бросали крошки хлеба и монетки. Потом такие монетки отдавали детям на счастье. Пепел и головешку Йольского полена хранили и до следующего праздника, а когда прогорало новое полено, пепел старого разбрасывали по полю в течение 12 дней, чтобы обеспечить урожай.

      В Германии обуглившееся полено тоже хранили и в случае грозы клали обратно в очаг — считалось, что в дом, в очаге которого оно горит, не ударит молния.

      Считалось также, что головня от такого полена предохраняет дом от грозы, нечисти и ведьм, может лечить болезни у людей и скота, обеспечивать урожай. В Англии было принято зажигать новое полено от остатков головни старого. 

      Возможно, некоторую связь с Йольским поленом-«старухой» и древнейшими, и уже забытыми обычаями жертвоприношений имеет и шотландский обычай «сжигания ведьмы».

      Члены клана, выстроившись в боевом порядке и под предводительством волынщиков, отправлялись к заранее приготовленному костру. Позади колонны везли в тачке чучело, изображавшее старую женщину или ведьму, тележку с которой и опрокидывали в костёр.

      Также к огненным обычаям Йоля можно отнести, кроме венка со свечами и Йольского полена, приводимый Гриммом рассказ о Франконии (юг Германии), где поднимали на вершину фургонное колесо, обмотанного соломой, которое зажигали вечером и скатывали вниз так, что оно выглядело похожим на Солнце, спускающееся с неба.

      Кажется, однако, что большинство германских обычаев огненных колёс связанно не с Зимним Солнцеворотом, а с Летним.

      Конец Йоля.

      Когда время Йоля заканчивалось, было принято «изгонять Йоль». Если какое-то пиво ещё оставалось в бочонке, его следовало выпить как «глоточек на сон». Йоль мог выпроваживаться колокольным звоном или хлестанием березовыми прутьями.

      Это служило знаком окончания священных ночей и возвращением к обычной жизни, это также прогоняло любых троллей и привидения, которые могли б захотеть остаться после того, как прошло их время. 

       

Просмотр 0 веток ответов
  • Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.