Зимний Солнцеворот: Йоль

Вегвизир Форумы ВАЛЬХАЛЛА КОЛЕСО ГОДА АСАТРУ ЙОЛЬ Зимний Солнцеворот: Йоль

Просмотр 0 веток ответов
  • Автор
    Сообщения
    • #8315
      Светлая Фрия
      Хранитель

      Зимний Солнцеворот: Йоль.

      Winter Solstice: Yule.

      Сложившийся на сегодняшний день цикл празднований, связанных с Зимним Солнцеворотом в Троте, обычно именуется временем Йоля — Jólatíð на исландском, в английском варианте Yuletide, или Священными ночами — на английском Wihnights, на немецком Weihnachten. 

      Время Йоля — период из тринадцати ночей, который чаще всего для верных начинается с ночи, предшествующей самой долгой в году либо с вечера (кануна) самой долгой ночи. Этот момент зовётся Ночью Матерей (или Матери), приходится при таком отсчёте он на вечер 20 или 21 декабря соответственно.

      Реконструированное её название на древнеисландском было бы Mœðra nótt (источники данного обычая, однако, англосаксонские, и сведений о чём-то похожем на острове нет). Это время домашнего праздника, ритуального перехода в новое состояние, состояние пограничного священного времени.

      В этот вечер символически прекращают все работы, кроме самых необходимых, дарят подарки близким, славят богинь-покровительниц домашнего очага и защитниц рода, и с ними и предков-хранительниц — дис. 

      За Ночью Матерей следует собственно самая долгая ночь и с ней момент Солнцеворота, праздник Йоля — Jól на исландском. Это время основных обрядов, знаменующих приход обновлённого Солнца, время обращения к богам и принесения самых священных клятв и обетов перед ними.

      Священными, сопричастными Силам, являются и последующие ночи, когда определяется течение всего приходящего года, и когда, может быть, можно что-то подправить. Или хотя бы узнать о том, что ждёт впереди, когда особо близки предки и грозный Иной Мир. 

      И, наконец, особо выделяется последняя ночь Йольского цикла, обычно именуемая на английском Двенадцатой ночью, а на исландском, более точно, Тринадцатой — Þrettándi. Это время новогоднего пира, предсказаний об уже сплетённом норнами, прощания с безвременьем.

      За Тринадцатой ночью следует «изгнание Йоля» с уборкой праздничного убранства и призывом ко всем иномирным существам возвращаться к себе домой. И, наконец, первый день Нового года или нового цикла знаменует следующий виток пути по годовому кругу. 

      Как уже сказано, Ночь Матерей может совмещаться с кануном Ночи перед Солнцеворотом, может быть отнесена к вечеру 19 декабря для совмещения Тринадцатой ночи со светским Новым Годом, иногда отмечается только момент возрождения Солнца — форма обрядов зависит от предпочтений празднующих.

      Период, приуроченный к Зимнему Солнцевороту является одним из самых изученных специалистами и известных среди неспециалистов отрезков Годового Круга, и вряд ли о нём удастся рассказать что-то новое.

      Также едва ли получится хоть сколько-то полно охватить тему: декабрь-январь — один из самых красочных и богатых обрядностью промежутков года. Можно лишь попытаться выделить основные мотивы этого времени и указать общие черты обрядности разных ветвей Традиции.

      Йоль (исл. Jól, англ. Yule).

      Начать, наверное, следует с того, что точная историческая дата праздника нам всё же неизвестна. В частности, есть предположение, что праздник некогда приходился на период между 9 и 15 января (сегодня в Норвегии концом праздничного времени считается день Кнута —13 января).

      В «Саге о Хаконе Добром» сказано, что конунг Хакон (940-963 гг.), известный безуспешными попытками ввести в Норвегии новую веру, сделал законом:

      …что йоль должен был начинаться в то же время, что и христианское рождество. Каждый должен был тогда варить пиво из меры зерна под страхом денежного взыскания и праздновать, пока хватает пива. А раньше йоль начинался в ночь на середину зимы (hökunótt) и продолжался три дня . 

      Согласно же словарю Клизби-Вигфуссона höku-nótt, ночь середины зимы, приходилась на христианское Богоявление (6.01 в католичестве) . Однако существует название месяца, приходившегося на период с последней трети ноября по последнюю треть декабря — ýlir, что как раз и означало б месяц, относящийся к Йолю и захватывающий астрономическое Солнцестояние.

      Ведь к середине IX в. астрономическое Солнцестояние приходилось примерно на 19 декабря из-за набежавшей разницы между юлианским календарём и солнечным годом . В дальнейшем для простоты праздник будет рассматриваться как привязанный именно к Зимнему Солнцестоянию и начинающийся с его кануна, вне зависимости от исторических флуктуаций.

      Происхождение слова Jól не ясно, хотя, несомненно, восходит к глубокой древности. Родственная форма известна в готском языке, слово связано с хейти Одина Jólnir и с общим обозначением богов во множественном числе как Jólnar — Йольские.

      Среди версий о его этимологии есть и отсылка к имени Юлия Цезаря, и к еврейскому jalad — «порождающий», и связь с английским jolly и французским jolie — «весёлый», и с исландским названием стеблей дягиля hvannjóli.

      Также в толковых словарях де Фриса и Асгейра Магнуссона приводятся предположения, что слово могло бы происходить от корня, означающего «колесо», «время радости», «поворот года», «время жертвы», или, возможно, «слепое (тёмное) время».

      Саги часто упоминают время Йоля, как говоря о событиях при язычестве, так и о событиях после обращения, древнее и общеевропейское время празднования было включёно церковью в новый контекст ещё на континенте .

      Можно лишь в очередной раз посетовать на присущую исландской литературе лаконичность и несклонность подробно описывать то, что и так всем на острове было известно. Вот несколько типичных упоминаний Йоля:

      «Сага об Инглингах»:
      В начале зимы надо было приносить жертвы богам за урожайный год, в середине зимы — за весеннее прорастание, а летом — за победу .

      «Песнь о Хельги, сыне Хьёрварда»:
      Ехал Хедин домой из леса в вечер под Йоль и встретил женщину-тролля. Она ехала на волке, и змеи были у нее удилами. Она предложила Хедину сопровождать его. «Нет!» — сказал он. Она сказала: «За это ты заплатишь, когда будешь пить обетную чашу!» Вечером стали давать обеты. Привели жертвенного вепря (sonargöltr). Люди возлагали на него руку и давали обеты, выпивая обетную чашу …

      «Сага о конунге Хейдрике Мудром»:
      Конунг Хейдрек приносил жертвы Фрейру. Кабана, что оказывался самым большим, он должен был отдавать Фрейру. Они считали его столь священным, что на его щетине должны были клясться во всех крупных делах, и этого кабана они должны были приносить как искупительную жертву (sónarblót). Вечером на йоль жертвенного кабана (sonargöltr) должны были приводить в палату к конунгу. Там люди клали руки ему на щетину и приносили клятвы .
      (перевод Т.Ермолаева)

      «Сага о Хервёр и Хейдрике»:
      Раз в йольский вечер мужчины, как принято, давали обеты за кубком .
      (перевод Т.Ермолаева)

      Во втором и третьем отрывках речь идёт об особом жертвоприношении — sónarblót. Название происходит от древнегерманского корня són, связанного с понятиями примирения, возмещения, выкупа, расплаты или искупления. Примирение с богами в конце года ради грядущего урожая и благополучия, и вместе с тем — принятие на себя новых обязательств.

      И к обязательствам этим относились более чем серьёзно, конунга Хейдрека погубил, в итоге, именно отказ от выполнения обета. И давший скоропалительное обещание Хедин жалеет о нём, но и не мыслит забыть: слово в священную ночь сказано. 

      Время радости

      Изначально время Йоля было временем пиров, на которые родичи и друзья ездили друг к другу, подданные отправлялись на праздник к предводителям, вожди — к именитым людям. Завершались пиры, как это было вообще принято на Севере, тем, что хозяева одаривали гостей.

      Интересно, что традиция пиров Йоля держалась в Исландии длительное время и после принятия христианства, причем даже епископы считали долгом давать Святочные пиры для священников и «своих людей» (впрочем, епископы острова весьма напоминали самовластных предводителей-хевдингов, которые просто ещё и мессы служили).

      Также со временем Святок связаны празднования Канунов (исл. Vökunætur, букв. Бессонные Ночи, Ночи Бдения, кануны основных религиозных праздников) с танцами, масками и играми. Однако с приходом протестантства традиция отмечать Йоль весело было запрещено.

      В норвежском постановлении 1687 г., также применяемом и в зависимой от Норвегии Исландии, говорилось:
      Все необузданные и постыдные развлечения на Рождество и в другое время, и пирушки на Масленицу строжайше запрещены под страхом сурового наказания.

      И только в последних десятилетиях XIX в. вышло некоторое послабление: во второй день Рождества, и в Новый год, карточные игры и танцы стали официально допустимы.

      Другой вопрос, насколько реально действенными были запреты на отрезанных друг от друга заледенелыми пустошами исландских хуторах. 

      Йоль, как величайший праздник года, был временем перемирия: сохранились выражения jólafriðr (Йольский мир) и jólagrið (Йольское перемирие).

      Хоть также известна и хвала скальда Торбьерна Хорнклови объединителю Норвегии Харальду Прекрасноволосому:

      В походе (буквально – снаружи, вне дома) захочет Йоль пить (=праздновать), если будет один решать, полководец бесстрашный, и Фрейра игру (=битву) играть .

      Впрочем, решения конунгов и представления о должном простого народа всегда были вещами немного разными. 

      Ещё одним важным моментом является то, что на Йоль прекращаются все работы. В Дании верили, что от Рождества до Нового Года нельзя двигать ничего круглого, соответственно, нельзя прясть и веять зерно. Повсеместно же предполагалось, что не должны крутиться никакие колёса — ни ручные жернова, ни мельницы, ни прялки, ни им подобное. 

      Последнее может как указывать на символизм Солнечного Колеса, так и быть связано с особым почитанием в это время богинь-Прях, древних Матерей.

      Согласно «Церковной истории народа англов» Беды Достопочтенного (672 или 673 — 735 гг.) у англосаксов год начинался в ночь 24-25 декабря (автор ориентировался на христианское Рождество, возможно, речь шла о Солнцевороте), которую Беда называл Ночью Матери, и которая, видимо, была связана с дисами и матерями-хранительницами рода.

      Поскольку согласно большинству источников год на севере начинался с Зимних Ночей/Самайна, есть предположение, что Беда мог говорить о языческой адаптации «пришлого» Рождества. Правда, Н. Пенник, высказавший такое мнение, считал, что для германцев само Зимнее Солнцестояние являлось римским заимствованием.

      В 706 г. на Труллском соборе был издан церковный указ, запрещавший некоторые церемонии, устраиваемые истово верующими в честь разрешения от бремени Богоматери и признанные слишком грубыми.

      Также в честь «последа Божьей Матери» пекли круглые плоские лепёшки, называемые placentae и известные ещё со времён римских семейных праздников.

      А в Шотландии, в сельской глубинке, ещё в XIX ст. символически воспроизводили в рождественское утро «роды»: кто-то в семье вставал спозаранку и пёк «пирожки заботы», которые остальные члены семьи съедали, лёжа в постели.

      На континенте (где меньше следов кельтского влияния, вероятно) связь времени Йоля с Матерями выражалась скорее в запретах на прядение и почитании Перхты и близких к ней божеств, также возглавлявших и Дикую Охоту. Можно добавить, что фризские святочные пирожные ещё в XVIIIв. изображали прядущую рогатую женскую фигуру, в которой трудно не увидеть образ северной Фригг.

       

Просмотр 0 веток ответов
  • Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.