Европейское лицо шаманизма. Антон Платов

Вегвизир Форумы ВАНХЕЙМ ФЕТЧ / ТОТЕМ / ФАМИЛЬЯР / ШАМАНИЗМ Европейское лицо шаманизма. Антон Платов

Помечено: 

  • Эта тема пуста.
Просмотр 0 веток ответов
  • Автор
    Сообщения
    • #18005
      Светлая Фрия
      Хранитель

      Европейское лицо шаманизма.

      Антон Платов

      Слово шаман стало широко появляться в лексиконе европейских исследователей примерно в начале XX века, будучи заимствовано из трудов российских этнографов, описывавших соответствующие культы Сибири, Алтая, Бурятии и Дальнего Востока.

      Само это слово происходит из тунгусского языка; разумеется, у других народов шаман назывался (называется) иначе: монголы используют слово бо (боге), якуты — ойун, тюркские племена Алтая — кам, и т. д.

      К сожалению, данный термин практически сразу стали употреблять в самых разных значениях — в том числе, в значениях, не соответствующих его настоящему смыслу, — и понадобились немалые усилия настоящих специалистов (например, того же Мирчи Элиаде), чтобы вернуть слову шаман его настоящий, первоначальный смысл.

      Именно поэтому, прежде, чем говорить о шаманизме собственно европейском, следует оговориться, что же именно есть шаманизм вообще.

      Как нам известно из этнографии племен, до настоящего времени сохраняющих архаические мистико-культурные воззрения и соответствующую им социальную организацию, шаман является далеко не единственным представителем того сословия, которое осуществляет связь племени с миром богов и духов, или, шире, — с миром сверхъестественного вообще.

      Сакральная структура племени может включать также жреца (низшего представителя данного сословия, который отвечает за жертвоприношения), колдунз-ліахаря (исполняющего функции целителя и организатора календарных обрядовых действ) и т.д.

      Каждый из них обладает специфическими, одному ему свойственными чертами и особенностями, каждый из них наделен своими магическими и социальными функциями. И тем не менее, словами Мирчи Элиаде, «шаман остается центральной фигурой, поскольку во всей этой сфере, где экстатическое переживание является в высшей степени религиозным, шаман и только шаман является безусловным мастерам экстаза.

      Поэтому первым и, возможно, наименее рискованным определением этого сложного явления будет формула: шаманизм — это техника экстаза».

      Эго, разумеется, еще не является полным и законченным определением понятия шаманизма, но лишь обозначает ту основу, на которой базируется его «здание».

      Накопленный к нашему времени ліассив этнографических и этнопсихологических исследований, позволяет выделить и другие основополагающие признаки шамана как специфического представителя жреческо- магического сословия.

      Прежде всего, шамана отличает его способ работы в сакральной реальности: шаман (помимо, разумеется, прочих своих навыков) обладает способностью перемещаться в другие миры — несколько упрощая, в Мир Верхний (мир богов) и в Мир Нижний (мир мертвых) .

      Эго является принципиально важной отличительной чертой именно шаманских магических практик. Такое путешествие в иной мир может иметь очень разный характер — от священного экстатического «прозрения» и путешествия в теле сновидения до (в случае магов высочайших степеней посвящения} странствия в физическом теле, — так описывают эту специфическую шаманскую способность этнографические источники.

      Далее, одним из важнейших элементов шаманской мистики является феномен призвания будущего шамана. Если жрец-жертвоприноситель может быть просто выбран/назначен племенем как исполнитель данной соц-.іглыіо-ліагичесхой роли или может принять ее под

      Еще одна черта, традиционно отличающая шамана от других представителей жреческо-магического сословия, — это его способность использовать духов-помощников, нередко имеющих очень разную природу — от мистических союзников, привязанных к конкретному шаману, до свободных «сильных» духов, которых шаман либо привлекает к себе различными способами, либо «заставляет» работать с собой, используя собственные магические способности.

      Существуют и другие специфические особенности, характерные для шаманизма как типа мистико-магической деятельности, например, — способность изменять облик или действовать в нечеловеческом, созданном с помощью магии, теле, в то время как обычное тело остается бездыханным.

      Однако для нас здесь не является принципиально важным выделить и описать все особенности шамана. Для нас важно обозначить главное, — шаман — это маг, работающий в состоянии священного экстаза, путешествующий (тем или иным образом) между мирами, способный использовать духов-помощников и менять форму, — обозначить главное и памятуя об этом главном взглянуть на европейскую сакральную Традицию.

      Как правило, любой анализ места шаманизма в европейской Традиции начинается с упоминания Одина — высшего скандинавского бога, бога магов, князей и павших воинов, чей образ и миф имеют очень много очевидно шаманских черт.

      Это представляется мне вполне обоснованным, и образ Одина, яркий, насыщенный магией и исполненный тайны, действительно может дать очень многое для понимания европейского шаманизма.

      Wodan, id est furor («Один, иже есть экстаз»), — так в своем знаменитом труде охарактеризовал этого бога Адам Бременский (XII век), имея, вероятно, в виду и самого бога, и его имя.

      Латинское furor имеет весьма широкий спектр значений (восторг, ярость, вдохновение, гнев и т. д.), но все они сводятся к характеризации того или иного экстатического состояния.

      Так же и само имя Один (Водан), восходящее к общегерманской основе wud, -wuoth, odb, передающей спектр значений ярость-бешенство-дух, характеризует этого бога как носителя священного безумия, священного экстаза.

      Средневековые северные тексты изобилуют описаниями священного безумия «подданы*» Одина — поэтов-магов, для которых оно становится источником экстатического вдохновения; воинов-берсерков, в состоянии экстаза обретающих сверхъестественные физические возможности; наконец, пророков, в состоянии священного безумия рассказывающих людям о природе Мира и богов или открывающих будущее.

      Однако, как мы знаем, далеко не любое экстатическое состояние связано именно с шаманским типом мистической активности (так, например, согласно определению Мирчи Элиаде*, не являются шаманскими в собственном смысле слова ни европейские экстатические техники, связанные с культом Великой Богини, ни многие техники скандинавского сейда*).

      Основной определяющей особенностью шамана является его способность в состоянии экстаза совершать путешествия между мирами, неважно, в поисках ли знания, или с і)елыо найти «потерявшуюся» душу больного

      В этом отношении связанные с Одином мифы можно рассматривать как «классику» шаманской мифологии. Так, Один спускается в мир мертвых, Хель, чтобы разбудить мертвую Вельву, которая рассказывает ему о судьбах мира (см. эдщичкскую песнь «Прорицание Рсльви»), Непременный спутник (и даже атрибут) Одина — восьминогий конь Слейпнир, способный перемещаться из одного мира в другой, четко ассоциируется с архетипическими шаманскими представлениями о коне как о посреднике между мирами.

      К слову, в скандинавской мифологии даже имя самого Мирового Лрииа, связывающего воедино миры Все- леішой, — Иггдрасил» — означает дословно «Скакун Игга (т. е. Одина)», что опять таки возвращает нас к шаманскому архетипу коня, несущего всадника чера миры.

      Возможно, особенно большую роль тема экстатического путешествия в Иной Мир играет в традиции кельтов. Так, например, шаманскому путешествию короля Артура в мир мертвых за волшебным котлом (прообразом Святого Грааля) *’ посвящена сохранившаяся до представлений и практик (как правило, женских). Основанный стояний сознания.

Просмотр 0 веток ответов
  • Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.